00:04 

Усмиренная

[Dashkevich]
Нет лучшего способа подтолкнуть кого-то к дурному, как запретить ему делать это.
Автор: Dashkevich
Фэндом: Dragon Age
Персонажи: Йован, ж!Амелл
Рейтинг: R
Жанры: Гет, драма, Hurt/comfort.
Размер: Драббл
Статус: закончен

Если смотреть на горизонт из окна на верхних этажах башни Круга, то озеро Каленхад кажется бесконечным. Черное, наползающее на каменные стены, обволакивающее их, словно бы стараясь утянуть к себе на дно вместе со всеми проклятыми её обителями. И не сбежать.
Лодка мерно покачивается, а вот и пристань. Йован задирает голову и щурится, едва держится на ногах, но всё же умудряется не упасть, когда обрюзгший лодочник толкает его в плечо, требуя плату. На ходу бросает ему несколько монет, натягивает капюшон на глаза и направляется в «Капризную принцессу»

- Йован, а почему мы никогда..?
Она смотрит с пугающей смесью непонимания и сожаления. Молодой маг сглатывает липкую слюну, переводит беспомощный взгляд с Лили на Амелл. Он. Не. Знает.

В кабаке, а по-другому это место язык назвать не повернется, шумно и грязно. Клубятся лириумные пары, пляшет магия крови на костях, к утру хозяину снова придется подсчитывать убытки. Йован проталкивается через гуляющий сброд, к стойке, заказывает себе «Лестницу» и выпивает залпом, оборачивается и скользит поверх засаленных голов рассеянным взглядом.

- Прошу тебя, Амелл…
- Я помогу.
Они подписывают себе приговор на драном клочке судьбы, заключают сделку, расписываясь собственной кровью. Йован заставляет расписаться, он же – малефикар, а Амелл слишком доверяет беспечному другу, чтобы верить беспощадным фактам.


- Что вам угодно?
А она почти не изменилась. Только взгляд – пустой, и уже немолодой мужчина чувствует, как сворачиваются внутренности в тугой узел, и кровь отливает от лица. За сорок с лишним лет он так и не смог привыкнуть к участи усмиренного.
- Амелл, присядь. – Давит из себя слова, как гной из раны. Хватает её за руку, сжимает огрубевшими пальцами хрупкую ладонь, тянет к себе. Усмиренная не упирается.
- Хозяин будет недоволен, бить будет. – Кивает она, смотрит сквозь остекленевшие глаза. Амелл, его маленькая, с вечно растрепанными волосами и живой улыбкой на лице. Убита мальчишкой-малефикаром, который поверил сказкам церковницы.
- Не будет. – Обещает, почти защищает. И, действительно, не будет. Если узнает, кто решил отвлечь его служку. Восемь лет, как Одержимый взорвал церковь, семь лет, как вспыхнули восстания, два года, как на трон Ферелдена воссел маг.
- Я увезу тебя ко двору, Амелл. Хоук – твой прямой родственник, он позаботится о тебе.
- Нет.
Её толкают и забрызгивают чистое платье какой-то вонючей бодягой, женщина оборачивается, смотрит в спину обидчику. Йован качает головой, резко хватает усмиренную за руку и тянет на себя, бьет спиной о холодную стену, кричит, вопит, срывается и умоляет – молча. Всматривается в стеклянно-кукольные глаза, гладит шершавыми пальцами пористую кожу.
- Отпусти.
- Почему? Ты усмиренная, но не дура. Неужели ты не хочешь выбраться отсюда, неужели ты не позволишь мне увезти тебя? – Его голос дрожит, он чувствует слабость в коленях, подрагивающие ноздри ловят слабый запах мутной воды озера Каленхад, запах вековой пыли и подвалов Круга. Филактерии и отравленная кровь. Под его рукой её мягкие округлые груди, в его власти переплетение ее вен и артерии, одно касание – её желания в его руках.
- Круг пал, мой дом здесь.

- Амелл? Нет..О, Создатель! Что вы с ней сделали..?
Девушка собирает вещи, методично укладывает небольшие свертки в багаж. На лице – ни единой эмоции. Йована начинает мутить, храмовники за спиной сочувственно отводят взгляд, толкают вперед и заставляют торопиться. Страж был милостив, однако – какая ирония – сейчас малефикар мечтает о смерти боле, чем когда-либо.
- Йован. – Она подходит медленно, всматривается, словно вспоминает, а затем вручает парню один из тех свертков. И уходит. Через несколько дней парень узнает, что девушку отправили в один из многочисленных магазинчиков, продавать зачарованные вещи.


Мужчина отпускает усмиренную, тянется к сухим губам и оставляет печать своего самого целомудренного поцелуя. Амелл скользит меж разморенных тел, как талая вода, горит ясным огоньком в своей Бездне, и лишь на мгновение Йовану кажется, что в ней снова теплится жизнь. Но отблеск свечей не заменит частицу Тени, а женщина снова падает в море из крови, глотает грязную воду Каленхада и платит молчанием за новые плети. Амелл не провожает его взглядом, не пытается понять странную логику действий бывшего друга, не желает…И только к рассвету, стоя перед зеркалом и рассматривая свое лицо, она по привычке спросит свое отражение:
- Йован, а почему мы никогда..?

@темы: Dragon age, Йован/фем!Амелл, драббл

URL
Комментарии
2012-02-07 в 00:31 

-доставляется к пиву
человек-метеор
эх, любишь же ты меня на сопли разводить...
но оно круто и великолепно.:heart:

2012-02-07 в 02:50 

[Dashkevich]
Нет лучшего способа подтолкнуть кого-то к дурному, как запретить ему делать это.
Все для тебя, маська.
Осталось только скинуть тонну лени и дописать остальное.

URL
2012-02-15 в 09:07 

JAmelie
Once upon a time...
как грустно. бедная амелл

2012-02-15 в 20:21 

[Dashkevich]
Нет лучшего способа подтолкнуть кого-то к дурному, как запретить ему делать это.
Какой заказ, такая и Амелл)

URL
     

В блокноте

главная