[Dashkevich]
Нет лучшего способа подтолкнуть кого-то к дурному, как запретить ему делать это.
У нас будет свой Тедас, с блэкджеком и шлюхами! Примерно из этой мысли родилась идея создания несколько аушных фанфиков. Это всё муз, а я... что "я"? Я так, мимо проходила.

Автор: Dashkevich
Фэндом: Dragon Age
Персонажи: Цирион, Шианни, Сорис, м!Табрис|ж!Табрис, м!Кусланд, Делайла
Рейтинг: PG-13
Жанры: Гет, Драма, Повседневность, AU
Размер: Драббл
Статус: закончен

Душа


На рынке Денерима шумно и душно. Вовсю идёт торговля, снуют зазевавшиеся слуги и деловитые дворяне, удушающая смесь свежей рыбы и терпких духов щиплет нос, нещадно печёт непокрытые головы летнее солнце. Каллиан стоит за прилавком, звонким голоском зазывая к себе любопытных покупателей. Она чувствует – сегодня будет хороший, очень хороший день, ведь уже с утра она смогла продать несколько безделушек, сделанных её братом. Дарриан работал резьбарём в собственной мастерской, которую они открыли пару лет назад, почти сразу же, после смерти матери.
«Сражения – сражениями, но надо и о семье позаботиться» – Сказал он тогда отцу, забирая все накопленные деньги. Рисковый шаг, который грозил полным крахом, оправдал себя и вот, теперь улыбчивая эльфийка предлагала изделия «эльфийского мастера», тайком поглядывая на богатую знать. Близнецы Табрис были настоящей головной болью для старого, но искренне любящего отца. Не смотря на то, что беременность Адайи была вполне ожидаемой и желанной закономерностью, рождение двоих детей поставило молодую семью в крайне неудобное положение. Не самые богатые и влиятельные члены эльфинажа, они просто не могли позволить себе двух отпрысков. Но решительность молодой матери и счастливого отца не знала границ: они упорно работали, копили и отказывались от многих благ, ради достойного будущего их семьи.
Так или иначе, но будущее поколение семьи Табрис имело свою точку зрения практически на все бытовые вопросы. «Зачем работать на людей, если у нас есть достаточно сбережений, чтобы открыть что-то своё?» - Упрямо твердил сын, поддерживаемый бодрым киванием Каллиан. «Почему мы должны жить здесь? Давай переберёмся ближе к торговому кварталу» - Неугомонно вещала дочь, застирывая грязные пятна с одежды отца. Старый Цирион только качал головой, пряча горькую улыбку, - такие молодые и импульсивные, его дети ещё не знали настоящей жизни. Молодые и опасные, Адайя хорошо выучила их, прежде чем отправиться в объятия Создателя. Несмотря на хрупкую, обманчиво беззащитную внешность, Каллиан выросла в превосходную лучницу, а её искусство владения клинком поражало даже видавшего виды Валедриана. Но даже она уступала брату, который предпочёл клинкам верный меч и надёжный щит.
Каллиан убрала со лба выбившуюся из-под косынки тёмную прядь, и вновь уставилась рассеянным взглядом на снующих вокруг людей. Пальцами она поглаживала искусную резьбу на деревянной шкатулке, повторяя витиеватые, пересекающиеся линии. На рынке Денерима никогда не бывает скучно, ещё вчера она продала деревянные чётки храмовнику из Лидса. Он проделал дальний путь, чтобы задержать опасных малефикаров, которые сбежали от правосудия в Ферелден, думая, что здесь они смогут затеряться. Табрис ещё подумала, что для таких целей лучше бы отправляться в Тевинтер, уж там точно не заметят лишнюю парочку магов. Хотя, кто их, ненормальных, разберёт.
- Оружие из Орзаммара! Оружие из Орзаммара!
- Цветы! Подарите своей возлюбленной цветы!
- Драгоценности из Антивы! Только лучшее!
- Ночные горшки из Вал Форэ! Посуда из Орлея!
Каллиан обернулась на голос продавца «посуды», весело рассмеявшись. Хотела бы она увидеть лицо того, кто решит прикупить такой сервиз. Солнце поднималось всё выше, достигая точки зенита. Девушка потёрла переносицу, выискивая глазами одного из уличных мальчишек. За несколько медяков он мог бы принести ей кувшин холодной воды из таверны, однако ей не повезло. Среди потока людей, лениво переваливающихся с ноги на ногу, она не смогла увидеть ни одного из сорванцов, которые, обычно, не пропускали ни одного торгового дня. Зато зоркий глаз выцепил статного юношу, явно из благородных, - он не без интереса разглядывал привозной товар из Андерфелса, придерживая рукой солидный кошель. Табрис могла поклясться задницей Андрасте, что там золотые. Господин был высок ростом, крепок и статен, его кожа была загорела, а взгляд пронзителен, словно это глаза и не человека вовсе. Каллиан набрал в лёгкие побольше воздуха.
- Шкатулки, чётки, деревянные игрушки, картины из дерева! Ложки-плошки, зеркала с резным узором, шахматы! Ручная работа! Эльфийское искусство! – Скороговоркой выпалила она, для верности повторив несколько раз, не сводя испытующего взгляда со статного человека. Но внимание на крики эльфийки обратил совсем не он: рыжий парень, подошёл к нему и что-то быстро прошептал на ухо, кивнув в сторону Каллиан. Девушка смотрела на приближение двух парней с застывшей улыбкой на лице, изображая крайнюю благожелательность.
- Здравствуй, милая леди. – Любезно улыбнулся благородный господин, бегло осмотрев товар на прилавке. – И чем же торгует такая красавица?
Рыжий, рядом с ним, добродушно хмыкнул и взял в руки небольшую фигурку спящего дракона, старательно делая вид, что занят исключительно товаром и вообще просто мимо проходил.
- Всё перед вами, милорд. Желаете что-то определённое? Может, подарок любимой девушке? У меня есть прелестные шкатулки для драгоценностей, а эта картина? Посмотрите, ваша избранница будет определённо рада такому подарку. – Елейным голоском заговорила Табрис, подхватывая всё новый товар, начиная вертеть его в руках, а то и вовсе втискивая его в руки лорду, не давая ему и слова вставить.
- Шахматы, миледи. – Кивнул покупатель, определённо задумавшись. Каллиан замялась: с одной стороны, брат потратил очень много времени и сил, вырезая каждую фигурку, с другой – за эти шахматы можно было получить приличную сумму. Эльфийка достала из сундука сложенную доску, бережно завёрнутую в тряпку, и положила её на стол, торопливо выстраивая фигурки. Каждая из них была уникальна – белыми были эльфы, закованные в кандалы, с мечами и палками в тоненьких деревянных ручках. Чёрные же были представлены людьми в мантиях и доспехах. Милорд нахмурился и было протянул руку, но Каллиан быстро схватила его за запястье.
- Прошу вас, милорд. Это единственные шахматы в своём роде, не стоит трогать их.
Парень нахмурился, отдёрнув руку, с лёгкой неприязнью посмотрел на эльфийку. Естественно, такие люди не привыкли, когда им то-то запрещают. Табрис подарила покупателю примирительную улыбку, подхватив пальчиками фигурку чёрного короля, вложив её в руку парня.
- Мой брат вложил душу, создавая их.
- Неужели? – Он усмехнулся, рассматривая короля в пышной мантии. – Мне бы хотелось что-нибудь с частичкой твоей души, миледи.
Каллиан замерла на месте, быстро обдумывая только что сказанные слова. А затем вежливо поклонилась и поспешила к тяжёлому сундуку, немного покопавшись в аккуратно уложенном товаре, она достала небольшую шкатулку и открыла её перед симпатичным покупателем.
- Чётки? – Немного недоумённо спросил он, рассматривая грубую, даже неумелую работу.
- Да. После этого брат сказал мне, чтобы я больше не подходила к его инструментам. – Весело сообщила она, разглядывая свою первую и последнюю работу. – Отдам за несколько медяков.
Парень ещё несколько секунд смотрел в шкатулку, а затем перевёл взгляд на эльфийку. Они встретились взглядом, и, казалось бы, слова стали абсолютно ни к чему. Молодой лорд взял Табрис за руку, ласково поцеловав тонкие пальчики. Отчаянный жест, если учесть, что Каллиан сделала с последним своим «воздыхателем», который задумал подлезть ей под юбку. Откровенный романтизм момента нарушил ласковый голосок и внушительный пинок рыжего, который до сих пор вообще не подавал признаков жизни. Милорд тут же отпустил руку Каллиан, обернувшись к другу. Рыжий быстро кивнул куда-то в сторону, а молодой человек скривился.
- Делайла…
Девушка буквально порхнула к прилавку, не забыв поздороваться со всеми присутствующими. Каллиан не без зависти взглянула на богатое платье и холёные щёчки, думая, что если бы у неё было столько денег, то выглядела бы эльфийка ничуть не хуже.
- Айдан, мы тебя обыскались. Твой отец сказал, что мы уезжаем. Ну пойдём же, пойдём!
И Табрис глазом моргнуть не успела, как молодого человека увели у неё из-под носа. Запоздало она заметила, что шахмат тоже нет, а на прилавке, ровно меж двух статуэток лежат два золотых. Каллиан вымученно улыбнулась, убирая деньги в кошель. Солнце ещё высоко, торговля будет продолжаться, к ней будут заходить люди, эльфы, даже гном поинтересуется, сколько стоит богато украшенный гребень. Но только тёплая, чуть усталая улыбка Айдана Кусланда будет занимать все мысли младшей Табрис. К концу торгового дня, когда девушка уже будет собирать вещи, когда придёт Сорис, чтобы помочь дотащить два сундука до старой мастерской, к ней прибежит мальчишка-посыльный с серебряком и небольшой, вкусно пахнущей запиской: «За частичку вашей души. А.К» Придя домой, девушка перероет все вещи, заглянет в каждую шкатулку, но не найдёт заветных чёток. А записку и серебряк Каллиан ещё сохранит, пусть будет. На долгую память.

***
Выбор


Не вина Дарриана, что он рос чересчур свободолюбивым эльфом. Он предпочитал сам выбирать свою судьбу, решать возникающие проблемы и защищать свою семью. И в эльфинаже такой подход к жизни очень многих задевал, более того, порой эльфу казалось, что его, довольно простые, желания остальные воспринимают как вызов. Обществу и традициям, которые должен почитать каждый уважающий себя эльф. Валедриан, однако, хорошо отзывался о начинаниях Дарриана, повторяя раз за разом, что жителям эльфинажа подчас не хватает той решительности, что присуща всем членам семьи Табрис. Отец молча качал головой, изредка повторяя: «Видела бы это Адайя». Впрочем, эльфу казалось, что если бы мама дожила до сего дня, то очень бы гордилась своими отпрысками, не смотря ни на что.
В мастерской пахло опилками, сыром и потом. Дарриан молча подумал, что в следующий раз точно оторвёт голову Сорису, который забыл проветрить после себя. Пройдясь по просторной комнате, Дарриан открыл оба окна нараспашку, а затем высунулся по пояс из одного, вдыхая полной грудью по-утреннему свежий воздух. Такими минутами надо наслаждаться, ведь очень скоро солнце снова раскалит сухую землю, и эльфы попрячутся по домам, спасаясь от дневного солнцепёка. Те, кому повезёт, конечно. В последнее время много эльфов ушло работать в порт, а там его народ никто не щадит. Хочешь жрать, тогда работай, хочешь жить – не работай и медленно сдыхай с голоду. Перспективка-то не очень, как ни посмотри.
Шианни заявилась сразу же, как только Дарриан приступил за работу (умеет же выбирать подходящий момент). Танцующей походкой она подошла к столу, поставив на него большой горшок, прикрытый тканью. А затем, - бесовка – отвесила брату увесистый подзатыльник, самым чутким образом призывая обратить на себя внимание.
- Мог бы и посмотреть на меня. Я, между прочим, тебе завтрак принесла. – Ничуть не обидевшись, сказала она, присаживаясь на свободный стул. – Каллиан уже убежала на рынок, Сорис помог оттащить ей сундуки. А дядя сказал, что ты как встал, так и ушёл. Даже не поел.
- И поэтому ты пришла, чтобы избить меня? – Эльф потёр затылок, украдкой посматривая на аппетитно пахнущий горшок. – Хороша сестрица.
Шианни стала частой посетительницей мастерской, работая больше сиделкой, нежели помощницей. Она готовила еду, занималась уборкой и выгоняла Табриса домой, когда тот засиживался допоздна, работая над очередным проектом. Иногда эльфу поступали заказы от благородных, чаще от дам, которые хотели приобрести очередную безделушку, чтобы похвастаться ей перед обществом. Тогда Шианни приходилось буквально за уши оттаскивать упорного братца от инструментов, и гнать до самого дома, чтобы передать Цириону из рук в руки.
Дарриан потянулся к горшку и тут же получил по рукам. Шианни была непреклонна, сначала нужно убрать со стола, а потом помыть руки, хотя бы всполоснуть. Она не говорила об этом вслух, но живая мимика эльфийки уже давно объяснила всё за неё. Дарриану ничего не оставалась делать, кроме как покориться воли рыжего диктатора. Когда он вернулся, на столе уже стояла тарелка наваристого супа и несколько ломтей хлеба.
- Спасибо, дорогая. – Широко улыбнулся эльф, поцеловав девушку в щёку. – Видит Создатель, я готов на тебе жениться.
Шианни прыснула в кулачок, отведя взгляд. Дарриан принялся за еду, шумно и со вкусом чавкая, то и дело бросая благодарные взгляды на дорогую сестрицу. Когда с запоздалым завтраком было покончено, Шианни убрала горшок и начала собираться.
- Я ещё днём зайду, хорошо? – Уже у дверей спросила эльфийка, чуть щурясь от яркого солнца. – Смотри, не заработайся. С тобой ещё дядя хотел вечером поговорить.
Дарриан кивнул, провожая девушку взглядом. Что не говори, а из Шианни получилась бы отличная жена. Сильная, добрая, смелая, преданная. Если выбирать из всех девушек Тедаса, то Табрис несомненно предпочёл бы её. Даже не сестру (прости Создатель), ибо жить ещё хочется, а с пылким нравом и силой Каллиан, эльф бы долго не выдержал бы. Лишь на секунду представив картину их с Каллиан совместной жизни, эльф вздрогнул, рефлекторно погладив себя по шее. Во время их последней тренировки, младшая сестра с завидным фанатизмом пыталась добраться своим клинком до горла Дарриана, благо, ей этого не удалось. Повертев в руках метчик, эльф принялся за работу. Сегодня он планировал закончить ларец для Валедриана, а потом немного поработать над техникой трапецеидальной резьбы. На эту работу у него должно было уйти как раз полдня, а потом можно будет и к отцу заскочить. Дарриан нахмурился, вырезая замысловатый узор. Подобные он видел в старых книгах, которые хранятся у Валедриана, надо сказать, было довольно непросто скопировать их, но эльфу удалось. И теперь, если он не умудриться запороть эту работу, хагрен получит в подарок настоящее произведение искусства.
Работа двигалась быстро, наработанная руки уже сами знали, как и что надо делать. Ближе к полудню, Дарриан наконец устроил небольшой перерыв. Из окна доносилось звонкое пение птиц и весёлый гомон соседских ребятишек. Дарриан улыбнулся, подхватив кувшин с водой и плеснув немного в кружку, утёр пот со лба. В такую жару эльф осознавал всю выгоду того, что родился мужчиной. Взять хотя бы тот факт, что он мог свободно снять с себя рубашку, не боясь прослыть самым страшным распутником за всю историю эльфинажа. Что он, в принципе, и сделал, встав в дверях мастерской, чтобы понаблюдать за игрой детей. Ребятня играла в салки, а Дарриану вспомнилось, как в таком же возрасте, они с Каллиан гоняли по соседским крышам, пугая домашних кошек и голубей. Счастливое детство, тогда мать была ещё жива, и отец работал на людей. Они убегали из дома и гуляли до самого вечера, всякий раз нарываясь на отеческий подзатыльник. Сейчас Дарриан думает, что у них было всё, о чём только могли мечтать двое сорванцов из эльфинажа: добрый отец, заботливая мать и столько свободы, что хоть залейся.
- Бездельничаешь? – Несса улыбнулась, забирая из рук парня кружку. У её ног была большая корзина с овощами, видимо девушка только-только вернулась с рынка. Дарриан усмехнулся.
- Мечтаю. – Он вынес из мастерской кувшин с водой и наполнил кружку до краёв, эльфийка благодарно кивнула, в несколько глотков опустошив выпив всё до дна. – Можешь не благодарить. Помниться мне, в последний раз такая жара была, когда я ещё пешком под стол ходил. Вендаль тогда чудом не засох.
- О чём же? – Довольно икнув, поинтересовалась Несса, скользнув заинтересованным взглядом по лицу друга.
- О бадье с холодной водой. – Добродушно хмыкнул в ответ он, забрав кружку. – Ты с рынка?
- Да, кстати, видела твою сестру. Она там с каким-то человеком флиртовала. – Хихикнула девушка, а Дарриан напрягся. Только этого ему ещё не хватало, хотя он ещё ни разу не видел, чтобы Каллиан отвечала кому-то взаимностью. По представлению самого Табриса, мужчина, который смог бы покорить его сестру, должен быть как минимум шести футов, с горящими глазами и немереной силой воли. Он должен прискакать к ней верхом на медведе и скинуть к ногам возлюбленной труп Вэйда, с которым она сцепилась в очередной раз.
- Тебе показалось. – Отмахнулся от подруги эльф, с самым благодушным выражением лица. Несса пожала плечами, подхватила тяжёлую корзинку и поспешила домой, к родителям. Дарриан проводил девушку взглядом и вернулся к своим делам. Ларец закончен, остались только незначительные детали.
Вечер опустился на эльфинаж совершенно незаметно, Дарриан отложил инструменты, довольно смотря на свою работу. Сорис ждал на улице, нетерпеливо переминаясь с ноги на ногу. Эльфу понадобилось несколько минут, чтобы закрыть все окна и дверь.
- Каллиан вернулась? – Табрис лениво вышагивал по дороге, наслаждаясь тёплым ветерком.
- Конечно. Давно уже. – Неопределённо кивнул Сорис, на ходу здороваясь с проходящей пожилой парой. Вечер принёс с собой долгожданную прохладу и из домов эльфинажа на улицу высыпался народ. Дарриан с предвкушением ждал сегодняшней ночи, у него была припрятана бутылка орлесианского полусухого, которую он намеревался распить в компании Шианни, Каллиан и, разумеется, Сориса. Поговаривали, что для кузена начали подыскивать подходящую пару, так что тема для ночной посиделки уже была, по крайней мере, для прекрасных дам - точно.
- До скорого. – Сорис махнул другу рукой, скрываясь за поворотом. Дарриан зашёл домой, сразу же устремляясь на кухню, где его уже ждали сестра.
- Дарриан! – Эльфийка оторвалась от созерцания полной помидоров корзинки, вскочив с места, как ужаленная. – Ты не представляешь, я продала твои шахматы. Милорд заплатил мне два золотых, а ещё купил мои чётки. – Затараторила она, позволив брату приобнять себя. Дарриан нахмурился, взяв помидор и откусив от него такой нехилый кусок.
- Это тот, с которым ты заигрывала? – Прожевав, хмыкнул он. Любезная сестра тут же поменялась в лице, сурово поджав губы.
- Кто доложил?
- Тебе какая разница? Не делай так больше, от людей одни неприятности. Сама знаешь. – Дарриан отпустил эльфийку, обошёл стол, схватив ещё кувшин с подкислённой водой, плеснул немного в чашку. Каллиан усмехнулась, наблюдая за процессом.
- Или ты просто ревнуешь. – Сладко протянула она, подойдя к брату и обняв его со спины. – Боишься, что я выйду замуж и упорхну из отчего дома?
- Дальше эльфинажа не упорхнёшь. – Оскалился брат. – Кэл, ты же привязана к этому месту, куда ты денешься? – Он обернулся, поймав подбородок девушки, чтобы заглянуть в ясные глаза. Из общей комнаты послышались шаркающие шаги, близнецы отпрянули друг от друга, старательно изображая, что заняты чем-то очень важным. Им-то всё равно, а вот отец может не понять невинных игр. Цирион вошёл, сжимая в морщинистых руках какую-то книгу. Каллиан бегло посмотрела на брата и, сославшись на какие-то неотложные дела, выскользнула из кухни, прихватив с собой ту самую корзинку. Небось, опять пристроиться у порога, и умнёт всю все помидоры в один присест.
- Сын, присядь. – Цирион положил книгу на стол, а Дарриан сразу принялся перебирать все свои «косяки» за прошедший месяц. И только когда эльф убедился, что не совершил ничего особо предосудительного, он послушался отца.
- Не нравится мне твой тон. – Ухмыльнулся Дарриан, положив руки перед собой. – Я не твой сын? Стой, тогда Кэл тоже. Ты продал нас в рабство орлесианцам, и теперь я обязан побрить голову и начать носить пёстрый костюм?
- Дарриан, ты знаешь, как важны для нашей семьи традиции? – Начал отец, задушевно смотря в глаза сыну. – В жизни каждого эльфа наступает такой момент, когда он должен стать взрослым и создать новую семью.
- Стоп, стоп, стоп! – Парень выпрямился, с недоверием покосившись на невозмутимое лицо Цириона. – Ты решил женить меня? Сейчас? На ком? Нет, подожди, это неважно. Мне не нужен договорной брак.
- Дарриан, я понимаю твои чувства, сам в твои годы был таким же, но твоя обязан…
- Да никому я ничем не обязан! – Вспылил эльф, ударив ладонью по столу. – Это. Моя. Жизнь. И тебе не удастся заставить ни меня, ни Кэл что-то делать против нашей воли.
Цирион хотел сказать что-то ещё, но сын просто не дал ему такой возможности. Буквально выскочив из-за стола, парень в несколько широких шагов преодолел расстояние до двери, бросив напоследок.
- Я не собираюсь танцевать под вашу дудку. Можешь передать мои слова хагрену.

- Ты знала? – Каллиан обнаружилась в их комнате. Несчастная корзинка с помидорами стояла нетронутой, девушка затачивала один из клинков, ловко скользя бруском по всей длине лезвия.
- Отец сказал, что хочет поговорить с тобой, прежде чем принять окончательное решение. – Спокойно отозвалась она, не смотря на брата. – Я догадывалась.
Дарриан хмыкнул, оставив сестру. В его душе бушевал ураган, парень выскочил из дома, со всей силы толкнув рукой дверь. Хотелось бежать сломя голову, не разбирая дороги. Каким же он был идиотом, раз искренне уверовал в то, что его обойдёт судьба любого из эльфов. Он должен что-то предпринять, немедленно, пока не стало слишком поздно. Решение проблемы пришло неожиданно, словно бы было нашёптано свыше. Но нужно торопиться, у Дарриана оставалось не так много времени.



***
Вместе

- Спокойной ночи, пап.
- Спокойной ночи, дорогая.
Каллиан задула чадящую свечу, скрывшись за занавеской. Тихо, как мышка, шмыгнула на улицу, зябко потёрла плечи. Несмотря на жаркие дни, ночи в Ферелдене оставались такими же холодными. Резкая смена температур особенно остро отражалась на детях, которые подхватывали очередную болячку каждый сезон. Оглядевшись по сторонам, девушка неторопливо потопала по тропинке, к высоким воротам. Там, на брёвнах её уже ждал Дарриан, задумчиво устремив взор к звёздному небу. У его ног был вещевой мешок, а в руках початая бутылка вина. Каллиан нахмурилась, подойдя ближе к брату, с размаху плюхнувшись рядом с ним.
- Ха, ну и денёк, правда? Тебя можно уже поздравлять? – Она забрала бутыль вина из его рук, крепко присосавшись к горлышку. Дарриан усмехнулся, с особой нежностью приобняв нерадивую сестрицу за талию, уткнувшись носом в густую копну чёрных волос. Девушка вздрогнула, прикрыв глаза, рука, сжимавшая бутыль, безвольно опустилась вниз. Тишина разрывала барабанные перепонки, гулко билось сердце. Дарриан поглаживал девушку по животу, устремив вперёд безучастный взгляд. Там, за высокой стеной, умиротворённо посапывает стражник, шумит пьяная толпа в «Покусанном дворянине», идёт своим чередом жизнь. Каллиан передала брату бутылку, кинув беглый взгляд на старый меч.
- Я думаю… Дарриан, послушай меня. Я думаю, что у нас на удивление хорошая жизнь. – Начала девушка, сжав руку брата. – Крепкий дом, счастливая семья. Следующий шаг вполне закономерен. Сначала ты, потом я. – Вещала Каллиан проникновенным шёпотом, поглаживая пальчиками его ладонь. Парень хмыкнул, покачав головой. Не такой жизни он хотел для себя, не так он представлял своё будущее.
- Нас скрещивают, как скот, Кэл. Это, по-твоему, закономерность? – Прошептал он ей на ухо, обдавая кожу горячим дыханием, рука парня скользнула под льняную рубашку сестры, поглаживая мягкую кожу. Кому-то подобные вольности могли показаться совершенно недопустимыми, но для близнецов всё происходящее давно стало самим собой разумеющимся. Каллиан выдохнула, прижавшись к груди брата спиной, чувствуя, как тяжело и жадно он вдыхает холодный воздух.
- Я думаю, что если бы отец рассуждал, как ты, то нас бы вообще не было. – Резко ответила она, дёрнувшись в крепких руках. Дарриан удержал сестрицу, недовольно замычав. Её тепло согревало, а дорога предстояла долгая. У местных он узнал, что клан долийцев остановился неподалёку от Денерима. Ему нужно действовать быстро, если он не хочет застрять здесь навсегда.
- Я собираюсь уйти. – На грани немых движений губ, проговорил он, стараясь не смотреть на любимую Каллиан. Девушка молчала, долго, напряжённо, а затем развернулась и погладила брата по щеке.
- Не мели ерунды, братец. Ну куда ты пойдёшь, к долийцам? – Ласково, мягко, словно неразумному дитю пролепетала она, осторожно забирая из рук брата бутылку. Старший Табрис недовольно поморщился, как от пощёчины, лучше бы было, если бы Каллиан действительно ударила его.
- Каллиан, я серьёзно. Перестань. – Он взял её за руку, крепко сжав её. – Пойдём со мной. У нас будет новая жизнь, новые возможности.
Девушка встала, отдёрнув руку от брата, словно ошпарившись. В её безупречном, логичном мирке никак не укладывалась сама мысль о побеге. Она смотрела на брата, как на чужого, безрассудного и неблагодарного глупца, который на время обрёл оболочку того, кого она знала с рождения.
- А как же мастерская, отец? Я, в конце концов? – Она застыла на месте, пытаясь увидеть в глазах брата желанную поддержку, обещание того, что он вот-вот одумается и перестанет нести чушь. – Ты готов всё бросить?
- Мастерская останется Сорису и отцу. Мы с тобой напишем ему, как только обоснуемся на новом месте. Кэл, это наш шанс, нельзя упускать его.
- Ты говоришь, как трус. Трус, который хочет избежать ответственности! За себя, за семью! – Зашипела она, Дарриан вскочил с места, схватив сестру за плечи.
- Семью?! По-моему, я итак достаточно для неё сделал! Кто-нибудь подумал обо мне? – Крикнул он в лицо младшей, до боли сжав хрупкие плечи. Внезапная злость накатила бушующей волной, в её глазах он увидел отражение всей своей будущей жизни: примерный муж, медленно заплывающий жиром, покорный сын и суровый отец. И так изо дня в день, пока его тело в конец не одряхлеет, а потом, если повезёт, его сожгут на костре, как когда-то их мать. Каллиан забилась в его руках, осыпая брата всевозможными проклятиями, но эльф держал сестру крепко, пока, наконец, она не сдалась. А потом, словно в самом запретном сне, потянулась к его губам. Целовала настойчиво, жадно, в первый и последний раз, цепляясь пальцами за его руки, прижимаясь ближе, словно желая слиться с близнецом воедино. И Дарриан ответил, теряя бдительность, мысленно посылая на хер всех моралистов, что толкуют о целомудрии и запретах. Удар коленом в живот оказался полной неожиданностью, Дарриана согнуло пополам, изо рта вырвался злобный рык. Каллиан замахнулась для очередного удара, но подсечка снизу сбила девушку с ног. Старший брат оседлал эльфийку, перехватив её руки и крепко сжав их.
- И что теперь? Давай, сделай что-нибудь, пока я не подняла весь эльфинаж. – Ядом процедила Каллиан, смотря на брата. Удивительно, как тонка грань между любовью и ненавистью, ещё недавно близнецы клялись друг другу, что всегда будут вместе, а сейчас между ними целая пропасть. Дарриан смотрел на своё искажённое отражение, не веря в происходящее. Грудь эльфийки тяжело вздымалась, пробуждая в парне отнюдь не братские чувства, алые губы ещё хранили вкус отравленного яростью поцелуя. Какого хрена, возможно, это их последняя встреча. Так или иначе, старший Табрис перейдёт этот рубеж, и освободится.
- Ты не сделаешь этого. – Произнёс парень, с несвойственным ему спокойствием, осторожно отпуская руки сестры. Каллиан рефлекторно дёрнулась, желая освободиться, но тяжесть брата, удобно усевшегося на её бёдрах, не позволила ей этого сделать. Она бросила на него раздражённый взгляд, чувствуя, как к горлу подступает липкий ком обиды и разочарования. Что за странное чувство, овладевшее всей ей, сковывающее грудь и затрудняющее дыхание? Дарриан так близко и в то же время слишком далеко, ей не дотянуться. Она не сможет уйти, бросить старого отца и родной дом, с которым эльфийка прочно связала свои мечты и надежды. Последние песчинки падают на стеклянное дно, у них не осталось времени.
- Тебя бесполезно держать, так?
- Прости, Кэл.
Она подрывается, крепко обхватив тонкими ручками шею Дарриана, падает на него, прижимаясь грудью к его груди. И молча воет от тоски, хороня несбывшееся, не тот конец, на который рассчитывал старший брат. Он слепо гладит её по волосам, спине, она тихо умоляет его остаться, мешая проповеди с отборной руганью. Это их время, время, когда не существует законов и запретов, ночная мгла укроет близнецов от любопытных взглядов. Каллиан проводит брата пустым взглядом, примерив очередную маску безразличия, Дарриан не обернётся. А затем, подхватив бутылку вина, эльфийка усядется на холодных брёвнах, запрокинув голову к звёздному небу. Её маленький мирок пошатнулся, но не рухнул. Завтра она снова будет улыбаться, порхать по узким улочкам и делать вид, что ничего, собственно ужасного, и не произошло. А сейчас у Каллиан есть недопитая бутылка и долгая ночь впереди, в конце концов, они – Табрис, а это что-то да значит.

@темы: Dragon age, мини