[Dashkevich]
Нет лучшего способа подтолкнуть кого-то к дурному, как запретить ему делать это.
Моя самая "долговынашиваемая" работа. Фантазия на тему, если бы долийцы все же начали обживать дарованные им земли. История, по сути, без начала и конца, и изобилует оригинальными персонажами. Я не стала выставлять её на фикбуке, так как просто не вижу в этом смысла. Var Hellathen начинается через год, после окончания Мора и повествует о событиях (чаще бытовых), которые происходили с эльфами вплоть до возвращения Фен`Харела.


1. Пролог.
Денерим. Королевский дворец.


Вечер был довольно прохладный. Оно и закономерно – весна в Ферелдене никогда не была достаточно теплой. Анора повела плечами, невидящим взглядом смотря на переплетающиеся языки пламени в камине. Ферелденскую розу одолевали тяжелые мысли, от которых нельзя было отмахнуться, как она не старалась. А думала она о той цене, которую пришлось заплатить Ферелдену за победу над Архидемоном. О том, сколько жизней изменила эта война. И ее, в том числе. Новоявленный муж королевы – Алистер Тейрин пообещал своей долийке земли на юге Ферелдена. Аноре оставалось только надеяться, что щедрость супруга не обернется стране новой войной.

- Несомненно, Алистер, ты не можешь оспаривать факты! – Кусланд ходил взад-вперед по комнате, сжимая в руке серебряный кубок. Анора вздрогнула, коротко обернувшись через плечо. Углубившись в свои мысли, женщина совсем выпала из реальности, которой, естественно, такая легкомысленность королевы пришлась не по нраву. Разумеется, сейчас ее благоверный и его ближайший советник – новый тейрн Гварена, Айдан Кусланд, встали друг напротив друга, словно бойцовские петухи.
- Я не оспариваю факты, Айдан. Но я ни за что не отменю свой приказ, - король Ферелдена набычился, сложив руки на груди. – Долийцы заслужили эти земли. Они – первые, кто откликнулся на зов серых стражей.
- О, понимаю, понимаю, - криво улыбнулся советник. – Полагаю, если бы первыми были гномы, то ты бы отписал им половину Ферелдена, так?
Анора вздохнула, молча качнув головой. Этот спор слишком затянулся, а от повышенных тонов уже начиналась мигрень. Королева встала, изящно обогнув мягкое кресло, и плавно подошла к двум мужчинам.
- Полагаю, сделанного не воротишь, - мягко начала она, встав меж королем и советником, - нам остается роль стороннего наблюдателя.
Алистер хмыкнул, недовольно поведя плечом, после чего, не дав никому вставить и слова, вышел из кабинета, оставив пару наедине. Анора качнула головой, проводив благоверного молчаливым взглядом.
- Не беспокойся, моя королева, - Кусланд сделал шаг к женщине, протянув ей заблаговременно наполненный кубок вина. – Скверна, хасинды, топи и чудовища - Коркари сами погубят долийцев. А если нет…
Советник сделал многозначительную паузу, Анора подняла на него заинтересованный взгляд:
- Если у вас есть план, тейрн, то я с удовольствием выслушаю его, - изящные пальцы сомкнулись на ножке кубка, а тонких губ королевы коснулась смутная полуулыбка. Молодой Кусланд вызывал в Аноре самые положительные чувства. В отличие от Алистера, советник не был слепым идеалистом, а его преданность короне восхищала. Смотря на него, королева даже жалела о том, что уже давно никому не доверяет.

***

Махариэль нездоровилось. Уже несколько дней ее мучила колкая боль в груди и головокружение. Ашале беспокоилась, она советовала Лине больше отдыхать и меньше пить крепкого шемленского вина. И она бы с удовольствием послушалась кормилицу, если бы не душевные раны, которые уже давно не лечатся без кубка красной отравы. Эльфинаж встретил стража разрухой и вонью, от которой щипало нос. Она шла по узкой улице к погорелому дому, возле которого сидел старый эльф. Она знала его, один из немногих, кто сумел вызвать в долийке настоящее уважение. Сейчас он выглядел еще старше и несчастнее, чем в их последнюю встречу.

- Доброго дня тебе, Цирион, - коротко кивнула она, подав старику руку, чтобы помочь ему встать. – Надеюсь, ты в здравии?
- О, прославленная Героиня, - вымученно улыбнулся он. – В полном, страж, но благодарю тебя за беспокойство. Наверное, ты ищешь Ашале? Она помогает Каллиан собирать вещи.
Он вздохнул, отведя взгляд. Сердце Лины пропустило удар, она вошла в дом, аккуратно переступая через сваленные в кучу вещи. Ашале чистила картошку на кухне, повязав вместо фартука какую-то старую тряпку. Увидев Махариэль, женщина тут же бросила свое занятие, и поспешила к ней, чтобы заключить в крепкие объятия.

- Дален, - выдохнула она, - я уже начала волноваться. Зачем тебя требовала королева?
- Ох, Ашале, ты меня задушишь, - Лина взяла руку кормилицы и заглянула ей в глаза. – Прежде чем я все расскажу, ответь, тебе удалось связаться с кланами?
Лицо женщины помрачнело, она вновь села за стол, устремив к эльфийке скорбный взгляд.
- Всего с восьмью, моя девочка. Не считая нашего. Кажется, Ланайя готова нас поддержать, по ее словам, клан уже отправился в дикие земли. Хранители Креван и Галвен так же ответили мне, что их… вдохновляет эта мысль.
- А Маретари? – возбужденно проговорила Лина. – Что сказала Маретари?
- Она отказалась, дален. Наш клан уже пересек Недремлющее море, и они не желают возвращаться.
- Но как же?.. – потрясенно выдохнула девушка, просто не веря своим ушам. – Почему она отказалась? Она же говорила… Она не могла бросить нас в такой момент! Она – Хранительница! Она должна быть со своим народом!
- Не вини ее, дален. К сожалению, тревоги Маретари разделяют слишком многие из нас. Долийцы не доверяют слову шемлена.
Лина хмыкнула, раздраженно скривив губы. В груди опять закололо, долийка принялась мерить шагами комнату, напряженно размышляя о словах кормилицы:
- Нам отдали Остагар. Целую крепость. Да, она в плохом состоянии, но это уже что-то, - шипела она, чеканя каждый шаг. – У моего народа есть своя земля, но зачем она, если на ней некому жить? Скажи мне, Ашале? Зачем нам эти земли, если мы сами отказываемся от них?
- Эта не наша земля, дален. Владения Аша`Беланнар прокляты. Разве ты не помнишь сказания Пайвела? К тому же, Маретари боится, что скверна отравила Коркари и вместо дома мы получим братские могилы.
- Чушь! – вспылила Махариэль, резко обернувшись. Эти споры уже порядком вымотали её, и новый заводить совершенно не хотелось. – Наши хранители способны сдержать заразу.
- Не вини эльфов за их страхи, - мирно отозвалась Ашале. – Разве не мы сами взращивали в них недоверие к шемленам. Разве не мы лелеяли их обиду за Халамширал?

Девушка лишь качнула головой, и села на корточки перед любимой кормилицей, положив руки ей на колени.

- Поддержи меня, Ашале, - тихо проговорила она. – Во имя Справедливой Матери, поддержи меня. Потому что больше у меня никого не осталось.
Ашале молча качнула головой, все еще сомневаясь. Как бы она не хотела признаваться, но этот червь поганого сомнения поселился в ней еще на празднике в честь Лины, когда один из плоскоухих стал обсуждать «благородный дар». Эпитеты, которыми он награждал Коркари старая Ашале не решится повторить даже в гневе.
- О, дален, - рука женщины легла на голову долийки. – Я вырастила тебя. Твои победы радовали мое сердце, твои тревоги я переживала во сто крат сильнее. День, когда ты покинула нас, стал для меня днем траура. И вот теперь, когда я снова могу видеть тебя, моя дорогая, разве смогу я оставить тебя?
- Спасибо, кормилица, - шумно выдохнула Махариэль, закрыв глаза. – Потому что сейчас ты нужна мне. Потому что тебе предстоит повести наш народ.

@темы: Dragon age, Var Hellathen